Какая Боль!

Ла-Боль, курорт на Атлантическом океане, в Бретани, напомнил Эдуарду Дорожкину ту Францию, которую мы все потеряли. Она по-прежнему диво как хороша.

Всего три часа на скоростном поезде от парижского вокзала Монпарнас — и ты оказываешься в совсем другой действительности. Миновав Сен-Назер, мировой центр судостроения, состав совсем теряет скорость и становится похож скорее на милую электричку, чем на жесткий экспресс. Делает остановку в Порнише — это уже берег моря, затем в Ла-Боль — Ле-Пэн, потом собственно Ла-Боль-Эскублак, ибо город образовался в результате объединения двух коммун, и уже дальше, через Пулиген, идет в тупик на вокзал Круазик — дальше некуда стучать колесами, дальше — океан.

Как ни странно, Ла-Боль, наравне с Динаром и Сен-Мало ставший символом Бретани, на туристической карте Франции появился позже своих соседей по шумной и прекрас-ной, никогда не одинаковой Атлантике. В 1879 году появилась ныне существующая ветка железной дороги, она-то и стала стимулом для развития нового курорта, которого, впрочем, не было бы, не вмешайся в дело личностный фактор. Своим рождением курорт обязан трем энергичным французам — господам Анкару, Дарлю (высадившим 320 гектаров сосен на заболоченной земле, расчистившим ее) и Франсуа Андре, основавшему отельную группу, ныне известную как Lucien Barriere. В 1923 году предприимчивый господин покупает нынешнее здание отеля Royal и казино и добавляет к ним то, что нелюбимые французами англичане называют a touch of luxury. Бутики пре- стижных марок, мюзик-холл, театр, кинотеатр, зал для танцев — отдыхающим решительно некогда скучать.

Уже в 1926 году Франсуа строит еще одну гостиницу — настоящий дворец, Hermitage, вполне поражающий воображение и поныне. А для того, чтобы было где принимать гостей, покупает еще один старинный особняк, который называет именем любимой жены — Castel Marie-Louise. Сейчас это очень уютный, домашний отель, входящий в коллекцию Relais & Chateaux, с «мишленовским» рестораном. В 1928 году начинается спортивная история Ла-Боля — так, собственно, было со всеми курортами, к которым приложил руку Франсуа Андре: строятся корты, засеивается травой гольф-поле, возводится стадион, сейчас носящий его имя, где проводятся знаменитые на весь мир соревнования по скачкам с препятствиями.

В 1962 году наследник империи, Люсьен Баррьер проводит реконструкцию и модернизацию вверенного ему хозяйства. В 1975-м ему удается невозможное: власти закрывают шумную дорогу прямо перед отелем Hermitage и дают разрешение на посадку собственного сада перед отелем Castel Marie-Louise — таким образом в городе становится двумя оазисами тишины и покоя больше. Но главное — он приступает к работам над новым гольф-полем (сейчас — самым большим во Франции), которое занимает где-то около 320 гектаров земли на территории трех соседних коммун — Ла-Боля, Геранда и Сент-Андре-дез-О. Он сносит старое здание казино и возводит новое, одновременно со строительством центра талассотерапии Thalgo — подземный коридор соединяет его с отелем Royal. Сейчас Thalgo подвергается реновации: его откроют в апреле следующего года, так же, как и закрытый на реконструкцию отель Royal, и есть все основания полагать, что новый центр станет хитом предстоящего лета.

Что такое Ла-Боль? Ла-Боль — это торжество человеческого разума, внимательно изучившего окружающую природу. Это десять километров ничем не прерываемого пляжа. Это архитектура такая, что запечатлеть на память хочется каждый первый дом: виллы здесь нормандские, бретонские, баскские, калифорнийские, любые, и все —образцы прекрасного вкуса, а значит, умеренности.

Это сосны, ни одну из которых нельзя уничтожить, каковы бы ни были причины, подталкивающие к роковому шагу. Это огромный Коммунальный лес, в котором в полной безопасности гуляют дети. Высотный дом (таких в Ла-Боле всего два), в котором купил квартиру и отдыхал в последние годы Шарль Шаплен — Чарли Чаплин то есть. Это торжество морепродуктов в прибрежных ресторанах и отлично приготовленное мясо в заведениях в центре города, вокруг улицы Шарля де Голля. Это ежедневный рынок, который на несколько часов становится центром светской жизни. И это, конечно же, «Музыкальные моменты», которые в ноябре и в марте проводит Hermitage Barriere, с обожаемыми французами «ужинами с артистами».

На так называемый «несезон» — мне лично кажется, что он значительно милее любого сезона, — «Эрмитаж», подвергший изысканнейшей реновации часть своего золотого номерного фонда (184 комнаты и 16 сьютов), приготовил специальное предложение Escapade Bauloise. За 175 евро в сутки на двоих клиенты получат отличную комнату, завтрак и — при условии оплаты как минимум двух ночей — по процедуре на человека в так называемом «эфемерном спа», на время реконструкции Thalgo раскинувшемся в «Эрмитаже». Разумеется, готова и гастрономическая праздничная программа. Шеф-повар Castel Marie-Louise Эрик Минар совершенно не намерен отдыхать в предновогодние дни: он ждет гостей и 24 декабря, и 25-го, и даже 31-го вечером. В таком же режиме работают и другие рестораны неутомимой группы Lucien Barriere — и 24 Esplanade в казино, и Eden Beach в «Эрмитаже». Важно только в этом бесконечном фейерверке не забыть съездить в соседнюю деревню Геранд, где добывают самую дорогую соль в мире: там продают самый замечательный сувенир из Ла-Боля — черный шоколад с солью, точнее с fleur du sel, «цветком соли», тончайшим кружевом, образующимся по кромке солевого сугроба. Этот подарок имеет еще и метафорическое значение, ибо Ла-Боль — тоже настоящий цветок французской Атлантики.

Find out more about anyone on your p2 if you’re a fan of keyboard shortcuts, you can work www.cellspyapps.org/whatsapp-spy/ even faster in p2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *